Князь Л.С. Голицын

Лев Сергеевич Голицын

Лев Сергеевич Голицын — представитель одного из древнейших и широко известных дворянских родов России. Начинается род от великого князя литовского Гедимина, княжившего с 1316 по 1341 г.
Фамилия Голицын произошла от названия «Голица» — обычай родоначальника носить железную перчатку — голицу.

На службе у России Голицыны с тех пор, как правнук Гедимина Патрикей становится в 1408 г. союзником московского князя Василия I. Их дети, Юрий и Анна, вступают в брак, а их правнук боярин Михаил Иванович Патрикеев, прозванный «Голица» (железная рукавица), дает фамилию всему роду.

На всем протяжении истории Российской империи «Голицыны давали России столпов Отечества в годину междуцарствия, птенцов Петровых, орлов Екатерины Великой, воинов 1812 года и советников Александра Благословенного». Многие из князей Голицыных снискали славу, служа своему Отечеству. Среди них и вышедшие из третьей ветви рода предки Льва Сергеевича Голицына (1845–1915) — «отца русского виноградарства и виноделия», как охарактеризовали его современники.

Здесь приводится лишь часть генеалогического древаЛ. С. Голицына— от его знаменитого прадеда князя Сергея Федоровича (1749–1810), бывшегофлигель-адъютантомЕкатерины II, кавалера четырех российских (Св. Георгия, Александра Невского, Св. Владимира I степени и Св. Андрея Первозванного) и двух польских (Св. Станислава и Белого Орла) орденов. Сергей Федорович был женат на родной племяннице князя Потемкина — Таврического княжне Варваре Васильевне Энгельгардт.

Среди их десяти сыновей был дед Льва Сергеевича — Григорий Сергеевич, тайный советник,генерал-адъютант, управляющий военной канцелярией императора Павла. В числе его семи сыновей был отец Льва Сергеевича — Сергей Григорьевич, по прозвищу «Фирс», о котором в родословной сказано: «отставнойштабс-капитан, меломан, писатель». Летом 1828 г.С. Г. Голицынвстречался сА. С. Пушкиным, посвятившим ему шутливое стихотворение «Полюбуйтесь же, вы дети». Заметим, что в основу пушкинской «Пиковой дамы» лег анекдотС. Г. Голицынао его бабушке Наталии Петровне Голицыной, об известной ей тайне «трех карт». На слова С.Г ГолицынаМ. И. Глинканаписал несколько романсов.С. Г. Голицынотличался либеральнымиобщественно-политическимивзглядами, был близок к декабристам.

МатьЛ. С. Голицына, графиня Мария Ивановна Езерская (1819 — 1881) родилась в Польше, принадлежала в старинному аристократическому роду. По наследству ей достался в Седлецкой области в местечкеСтара-Весьзамок Радзивиллов, потомков рода князей бывшего Великого Княжества Литовского. По имеющимся данным в этом замке родился Лев Сергеевич Голицын. С.Г. иМ. И. Голицыныимели трех сыновей — Григория, Льва, Федора и трех дочерей — Юлию, Марию и Екатерину.М. И. Голицына(Езерская) слыла убежденной католичкой и всех своих детей хотела приобщить к католической вере. Однако род Голицыных издавна был одним из столпов православия в России. В итоге спор родителей завершился компромиссом: сыновья получили право на православие, дочери — католическую веру.

Старший сын Григорий Сергеевич Голицын (1839 — 1907) всю жизнь посвятил армейской службе, состоялгенерал-адъютантому Николая II, имел звание генерала от инфантерии, был сенатором, членом Государственного Совета, командующим войсками Уральской области и наказным атаманом Уральского казачьего войска (1876 — 1884 г.г), главноначальствующим на Кавказе (1897 — 1904 г.г).

Льва Сергеевича и его младшего брата Федора Сергеевича (р.1850 г.) военная карьера не интересовала, они посвятили себя служению гражданским профессиям. Лев Сергеевич в юности мечтал стать правоведом, но судьба связали его с виноградарством и виноделием. О нем рассказывается далее. Федор Сергеевич Голицын окончил Петербургский Университет, состоял сенатором, занимался сельским хозяйством.

История древнего рода Голицыных запечатлена в их фамильном гербе.

Фамильный гербЛ. С. Голицына

Герб представляет щит, горизонтально рассеченный на две части, нижняя половина, в сою очередь, разделена на две части вертикальной линией. В верхней половине гербового щита изображен на красном поле всадник, скачущий на белом коне с поднятой вверх саблей. Это символизирует происхождение Голицыных от Гедимина. В правом нижнем отделе щита помещен новгородский герб — на серебряном поле изображено кресло с подушкой малинового цвета, на которой поставлены крестообразно скипетр (один из знаков монархической власти) и длинный крест, оба золотые.

Над спинкой кресла светильник с тремя горящими свечами, по сторонам два черных медведя, стоящих на задних лапах на золотой решетке. В левом нижнем отделе на голубом поле нарисован серебряный с раздвоенными концами, равноконечный крест, в середине которого на золотом поле показан российский государственный герб. Мантия и шапочка, покрывающие щит, — это принадлежность княжеского достоинства. Внизу на лентах надпись на латинском: VIR, EST, VIS (было, есть, будет).

Лев Сергеевич Голицын родился 12 (24 нов.стиля) августа 1845 г. в местечкеСтара-ВесьЛюблинской губернии Царства Польского. Родители дали сыну прекрасное домашнее воспитание. Он свободно говорил и читалпо-польски, в совершенстве владел французским и неплохо немецким языками. В родовом имении, замке Радзивиллов, находилась уникальная библиотеказападно-европейскойкласски древнего мира и периода Возрождения. Здесь обычно проводил свой досуг любознательный Лев. Он был участником литературных, музыкальных вечеров и балов, которые устраивал отец, общался с интересными, всесторонне образованными людьми. Перед родителями вставла задача определения его дальнейшей судьбы.

По некоторым данным, Лев Голицын учился сначала в одном из учебных заведений Бельгии, где получил необходимый запас знаний, соответствующий неполному гимназическому курсу. Учитывая увлеченность сына историей и общественными науками, отец отправил мальчика учиться во Францию, в Парижский университет, в Сорбонну. В 1862 г.Л. С. Голицынокончил Сорбонну с ученой степенью бакалавра.

Во Франции эта ученая степень соответствовала завершенному среднему образованию и давала право для поступления в университет. Через некоторое время Лев Сергеевич возвращается в Россию. Продолжение учебы или несение службы без хорошего знания русского языка было невозможно. По словам Голицына, он русского совершенно не знал. Он усиленно штудирует язык, занимается с лучшими педагогами и профессорами.

7 декабря 1864 г. Лев Сергеевич поступил на службу в Министерство иностранных дел. Но министерская служба и петербургская светская жизнь не удовлетворили Голицына и он вышел в отставку. Лев Сергеевич решил продолжить образование, избрав для этого Московский университет. В 1867 г., выдержав экзамен в 3 Московской гимназии на право поступления в студенты, коллежский регистратор князь Лев Сергеевич Голицын зачислен на юридический факультет Московского университета. По воспоминаниямН. В. Давыдова, «они были ближайшими и любимыми учениками профессора Крылова, постоянно его посевшими и работавшими по его указаниям. Оба они, избрав своей специальностью римское право мечтали об ученой карьере и вместе готовились к ней.

Князь Голицын представлял собой личность далеко не заурядную, а в полной мере интересную, оригинальную…». Рассказывает Давыдов о весьма интересных и порой курьезных моментах. «Занимался он (Голицын) урывками, запоем, запираясь один или скем-либоиз приятелей и работая днем и ночью, а там внезапно совсем исчезал из Москвы, занимался своими материальными делами, уезжал за границу… Голицын был человеком большого роста, широкоплечий, с крупными чертами лица, большой бородой и с длинной шевелюрой, а голос у него был громоподобный.

Он не признавал никаких условностей и часто превращал ночь в день и наоборот. Во время более усиленных занятий я переселялся к Мартыновым (студенты факультета), с одним из которых работал вместе, и тут нередко к нам являлся неожиданно Голицын, которого мы нигде не видели уже месяца два. Среди ночи поднимал нас безжалостно, и у нас шел спор, длившийся чуть ли не сутки, сперва на темы научного характера, а затем на общественные, политические и другие.

Спорщик в то время Голицын был отчаянный. Экзамены держал в университет всегда удачно…, но я не вполне уверен в том, что его ответы точно совпадали с вопросами, стоявшими в экзаменационной программе профессора». В 1871 г. Лев Сергеевич успешно завершил учебу в университете. Совет Московского университета по ходатайству юридического факультета оставилЛ. С. Голицына«на два года для усовершенствования в науках и приготовлении к профессорскому званию» при кафедрах государственного и римского права, но «на свой счет» (200 рублей в год). В 1872 году Лев Сергеевич ведет переписку с рядом видных зарубежных ученых о возможности стажироваться по разрабатываемой проблематике.

В 1873 году он слушает в Германии лекции известных ученых, юристов в области гражданского права. Весной 1874 г.Л. С. Голицынвозвращается в Москву, задавшись целью написать магистерскую диссертацию. Он успешно выдержал главный магистерский экзамен, близилась к завершению работа над диссертацией, посвященной римскому праву, но…этому не суждено было свершиться.

Сейчас трудно говорить о причинах жизненного поворота. СамЛ. С. Голицыноб этом нигде не писал. Есть основания считать, что причин для внезапного охлаждения к юридической науке было несколько.

Одна из них — захлестнувшие его дела во Владимирской губернии, где он занимался немаловажной для него общественной деятельностью. Он был избран почетным мировым судьей, гласным Муромского уездного и Владимирского губернского земского собраний.

Эта работа совпала с периодом подготовки к профессорскому званию. В преддвериирусско-турецкойвойны1877—1878 гг. Л. С. Голицынобратился через Муромское уездное земское собрание с воззванием к общественности России собрать на нужды Отечества двойной земский сбор. Воззвание было единодушно принято и представлено на рассмотрение правительства. Призыв кн. Голицына нашел широкий отклик в самых различных слоях русского общества.

Но и этим сфера деятельностиЛ. С. Голицынане ограничивается. У него появляется новое научное занятие. На одном из земских собраний в Муроме он знакомится и близко сходится с известным археологом графом Уваровым.Л. С. Голицынсамостоятельно нашел несколько стоянок первобытного человека. Раскопки он вел, начиная от своего имения по обоим берегам Оки, от Зяблицкого погоста до Мурома.

Материалы археологического исследованияЛ. С. Голицынанашли освещение в его статьях, а также в фундаментальном двухтомном трудеА. С. Уварова«Археология России. Каменный период». 3 октябрь 1877 г.Л. С. Голицынбыл избран вчлены-корреспондентыИмператорского Московского археологического общества. Работа в уездном и губернском земских собраниях Мурома и Владимира, занятия археологией — все это отвлекало от диссертации. Однако главная причина, почему Лев Сергеевич оставил университет и занялся совершенно новым делом, отличным от всего того, чем он занимался до этого, состояла в другом.

По соседству с имениемЛ. С. Голицына, там же в Муромском уезде, находилось владение помещикаД. П. Засецкого, с которым он познакомился в 1867 г. Соседи подружились. А некоторое время спустя Лев Сергеевич увлекся женой Засецкого Надеждой Захаровной. Она оставила мужа и семью (у нее было несколько детей) и уехала сЛ. С. Голицынымв заграничное путешествие. Эта романтическая история наделала много шума и вскоре стала достоянием гласности. Слухи о взаимных претензияхД. П. ЗасецкогоиЛ. С. Голицынаи об их ссоре просочилась в газеты. Но истинная причина конфликта держалась обоими в строжайшем секрете.

О любовной подоплеке конфликта не было ни слова ни в газетных публикациях, ни в изданной в 1874 г. в Лейпциге ближайшим другом Льва СергеевичаС. А. Муромцевымкниге «Несколько слов по делу об оскорблении бывшего Муромского предводителя дворянстваД. П. ЗасецкогокняземЛ. С. Голицыным. Автор описал такие эпизоды которые, с одной стороны, явно затушевывали действительную причину конфликта, а с другой — «высвечивали» героическую фигуруЛ. С. Голицына. Имя героини этой драмы, Надежда ЗахаровныЗасецкой-Херхулидзевой, не упоминается вовсе. Возникшие между Голицыным и Засецким антипатии представлялись как не сложившиеся между ними личные взаимоотношения.

По сохранившемуся в роду Голицыных преданию, Лев Сергеевич и Надежда Захаровна не были повенчаны, находились в гражданском браке. 6 августа 1871 г. у них родилась дочь Софья, а 20 февраля 1876 г. вторая дочь Надежда. Софья воспитывалась у тети в селе Сущово Владимирской губернии, Надежда — у его матери в Варшаве. Появление детей от такого брака мать Льва Сергеевича восприняла неодобрительно. Девочки были объявлены воспитанницами Голицына. Позже их официально разрешили удочерить царским указом.

Надежда Захаровна Засецкая была дочерью известного российского генералаЗ. С. Херхулидзева, оставившего своим детям в наследство имение «Новый Свет» на черноморском побережье в Крыму. Половина имения отошла Надежде Захаровне, а вторая — ее брату Николаю Захаровичу Херхулидзеву. Сюда, в Новый Свет неоднократно приезжала Надежда Захаровна с Львом Сергеевичем. «Новый Свет» очаровал Голицына и он решил вместе с Надеждой Захаровной обосноваться здесь, создать в этом благодатном уголке Восточного Крымавиноградо-винодельческоехозяйство.

Но память о годах пребывания в Московском Университете Лев Сергеевич Голицын сохранил на всю жизнь, иногда сожалея о несбывшихся планах статьученым-правоведом. Отдавая должное университету, полученным знаниям и прекрасной научной подготовке, он часто называл себя «магистрантом» или «магистрантом римского права».

Богатый научный университетский багаж, опыт заграничных поездок, связи в России и за рубежом с учеными, руководителями и специалистами ведущих европейских винодельческих фирм Лев Сергеевич успешно и плодотворно использовал на поприще преобразования отечественного виноградарства и виноделия.

Умер Лев Сергеевич Голицын 26 декабря 1915 г. ПохоронилиЛ. С. Голицынав Новом Свете. Склеп в котором были похоронены Лев Сергеевич и его жена Мария Михайловна после революции был подвергнут глумлению: останки покойных выбросили из склепа. Революционеры хотели поживиться дорогими вещами, которые могли быть в захоронении.

КнязьЛ. С. Голицынне был уроженцем Крыма и пришел сюда, как пионер и новатор. Но в Крыму память о нем и о всем сделанном им сохранится навсегда.

 
 
 
 
back to top